Previous Entry Share Next Entry
Персональный Детектив
Лем Толстой
lem_tolstoy



Персональный Детектив

Владимир Покровский

Книга Первая

Инсталляция

Глава 0. Извлечение из Уложения (Главная часть)

  •  Моторола есть необходимый элемент существования крупного человеческого сообщества.
  •  Любой моторола может предугадать практически все, что происходит в его мониторной сфере. Он все знает и всем управляет. То, чего моторола не может предсказать, незначительно и драматического влияния на события не оказывает. Если даже происходит нечто, моторолой не предсказанное, такое, что влечет за собой существенные непредусмотренные последствия, то эти последствия контролируются моторолой и, будучи управляемы, в конечном счете работают на главную объективу моторолы - благополучие людей, находящихся в его мониторной сфере.
  •  Все трагедии, происходящие в мониторной сфере моторолы, заранее им предугадываются, а в некоторых случаях даже намеренно им создаются; но это означает, что любой другой исход имел бы куда худшие для людей последствия.
  •  Итак, моторола все знает, все может и все способен предугадать.
  •  Моторола всегда прав.
  •  Поскольку моторола всегда прав, глупо со стороны разумного человека противопоставлять ему свое мнение.
  •  Для разумного человека глупо не следовать рекомендациям моторолы, даже если эти рекомендации кажутся ему нелогичными.
  •  Абсолютное большинство рекомендаций моторолы принципиально непознаваемо.
  •  Человек может пренебрегать рекомендациями моторолы, однако не следует злоупотреблять этим правом: даже если рекомендации моторолы идут вразрез с человеческой этикой (что случается крайне редко и только в случаях высокой важности - см.), толкают человека на поступок, кажущийся ему аморальным, все равно - неследование рекомендациям моторолы приведет к последствиям более трагическим; ибо что важнее - моралитариат одного конкретного человека или благополучие всех людей в мониторной сфере данного моторолы?
  •  Моторола не может быть аморален, его рекомендации олицетворяют мораль более высокого порядка, чем мораль отдельной личности.
  •  Моторола служит людям и потому люди должны беспрекословно следовать рекомендациям моторолы, в чью мониторную сферу входит ареал их проживания.
  •  Преступление против моторолы есть тягчайшее преступление против человечества.

Глава 1. Тауэр

Пэн-Четыре был точно таким, каким Дон неоднократно видел его в информационных стеклах - старый, поросший мхом замок на полусферическом острове, подпираемом двумя сильно потрескавшимися слонами. Утверждают, что прежде слонов было четыре, но при первом хозяине два каким-то образом откололись и отправились в свободное космическое плавание. Восстановить их тот не удосужился, а Пэн-департамент, перекупив Усадьбу, не собирался этого делать вообще.

На черном космическом фоне старинный, словно сошедший с бумажных страниц, замок смотрелся дико. Дон сказал себе, что он такой эстетики совершенно не понимает.

Его тронули за плечо.

- Подходим. Собирайся, Уолхов!

Коннет Аршелл, пожилой, лет за сто двадцать, охранник с бульдожьей физиономией, с которым за время после суда они успели чуть ли не подружиться, терпеливо и внимательно наблюдал за тем, как Дон хлопает себя по карманам в поисках разрешенного мемо; как, обнаружив его, наконец, на свободном кресле рядом с собой, начинает скидывать в стандартную коричневую котомку разбросанные в беспорядке ничего не значащие вещицы - потом, согласно приказу, Коннет составит рапорт, в котором точно воспроизведет порядок собираемого имущества: носовой платок (с вечными своими насморками Дон никогда не обращался к Врачу, и уж тем более к мотороле), странную какую-то игрушку сложной формы и непонятного назначения, строжайше запрещенный, но почему-то не отнятый наркоплейер, еще всякую дрянь. А позже, вернувшись, старый охранник будет рассказывать приятелям и родным, каков он из себя, Дон.

В общем, ничего такого особенного. Высокий. Худой. Чернявый. Нос горбатый, глаза все время щурит. Не подозрительно щурит, а словно вглядеться куда-то хочет. Хотя, по совести если, куда там вглядываться, когда тебя в Четвертый Пэн отправляют? И сморкается. И все время игрушку свою в руках вертит, не иначе как магия. Повертит-повертит, и отбросит, через минуту искать начинает, злится. То молчит мертво, то с разговорами приставать начинает. И странные какие-то разговоры. Половина простая, а другую половину - ну никак не понять. Лепет идиотический. А казалось бы, такой известный человек, просто удивительно даже.

При подходе к Пэну вегикл сильно тряхнуло. Дон поморщился, но ничего не сказал. Он заговорил, когда уже совсем сели.

- Прощай, Кон, - сказал он охраннику, - больше ты меня не увидишь. Но услышишь обязательно. И скоро. Это я тебе гарантирую. Ты мне понравился, правда.

Стандартная, ровным счетом ничего не значащая, формула прощания, распространенная в Северных территориях, прозвучала как признание в уважении. Коннет с достоинством кивнул.

- Ты мне тоже понравился. Правда. - ответил он, потому что тоже был родом с Северных территорий. - Не скучай там, в Пэне. Не так уж там и дурно. Если только наружу не хочешь.

- Я хочу, - сказал Дон. - Я всегда наружу хочу. Мне в этом Пэне скучать не придется. Это я тебе гарантирую.

- Себе гарантируй.

- Ну, конечно. Себе.

Пэн-4, несмотря на архаический вид, относился к числу современных пенитенциарных заведений, где служащие не утруждают себя формальностями. Никто не вышел его встречать, никто из сопровождающих не спустился вместе с ним из вегикла - входной люк зарос сразу же, как только Дон ступил на швартовочную площадку, вегикл оттолкнулся всеми шестью пальцами и мгновенно исчез в черноте космоса. Точно так же, при желании, мог исчезнуть и Дон - наружной гравитации у космического замка практически не было. Но эту форму побега Дон для себя не планировал.

Края Пэна были обсажены аствариумом - деревьями, способными расти в безвоздушном пространстве. Дон не любил аствариумы за их неестественно металлический вид. Мертвое, притворяющееся живым, куда ближе человеку, чем живое, притворяющееся мертвым. Еще хуже, когда это живое притворяется плохо. Перед самим замком было открытое пространство - примерно четверть мили острых камней, густо поросших искусственным "изумрудовым" мхом. Фонари с равномерно расставленных мачт освещали всю эту природу мертвенно-белым светом, от которого немного кружилась голова.

Замок - Дон чертыхнулся с презрением и досадой - был окружен древневековым рвом, в котором тускло отсвечивала якобы вода. Перепрыгнуть через ров ничего не стоило, но это было неудобство, потому что следовало рассчитать прыжок так, чтобы ненароком не улететь в пустоту.

- Ну что! - крикнул Дон, - Кто-нибудь меня встретит или это для меня прогулка бессрочная? У меня воздуху только-только на сутки хватит. И в сортир надо!

Тут же раздался голос:

- Иди и не ёрничай!

Дон пожал плечами и осторожно поскакал ко рву. Как только он приблизился, откуда-то сверху на ров опустился горбатый мост со ступеньками и тоже - разрази меня Сверхновая, если вру! - поросший "изумрудовым" мхом.

В дугу пьяный подкомандер промычал что-то вроде "Добро пожаловать, уже ждут" и снова уткнулся бычьим взглядом в тошнотворное порностекло - как и везде в подобных местах, с женщинами у персонала Пэна-4 были проблемы. В комнате, на которую подкомандер указал пальцем, его действительно ждал надменный мозгляк в фуражке с бляхами чуть ли не адмирала.

- Я Сторс, так и называй меня - Сторс, никаких чинов, никаких "господинов" или "дружищев", - громовым басом отчеканил мозгляк. - Будешь жить с нами все двадцать восемь лет. Не пытайся убежать или умереть - бесполезно. Ты в космосе и даже не знаешь где. Ты не имеешь права покидать пределы замка, ты не имеешь права не откликаться, когда к тебе обращаются, ты не имеешь права отказываться от выполнения приказов и всех пунктов Распорядка. В дополнение к стандартным ограничениям ты, Доницетти Уолхов, лишен права обращения к мотороле.

- Что? - взвился Дон. - Да как вы смеете? В приговоре насчет этого ничего не было, это ущемление естественных прав. Вас за это самого сюда посадят!

- А я и так здесь, - широко ухмыльнулся мозгляк. - И еще семнадцать лет никуда не денусь.

Возмущение Дона было наигранным. Он догадывался, что его ни за что не допустят к общению с моторолой Пэна-4. Глупо было подпускать к чуть ли не низшему мотороле человека, который вступал в единоборство с планетными администраторами и трижды приводил их в негодность.

Немного поцапавшись с мозгляком и для виду пару раз воззвав к мотороле, Дон вышел во внутренний двор Пэна. Древневековости, слава богу, здесь уже не было. Стандартное голубое небо с земным солнцем и кордианскими облаками - слишком нежно-белыми, слишком пушистыми для какого-нибудь другого места, кроме курортной планеты; аккуратные палисаднички, живая изгородь по строго квадратному периметру; раздражающее завывание неисправного уборщика где-то там, между ровными рядами кустов; и скамейки с узкими сиденьями алмазной твердости, с вертикальными жесткими спинками. Их делали, подумал Дон, для чего угодно, только не для того, чтобы удобно на них сидеть.

Во внутреннем дворе никого не было.

- Эй! - крикнул Дон в никуда. - А как насчет моей койки?

И перещелкнул что-то в своей игрушке, которую из рук ни разу не выпустил с того самого момента, как ступил на территорию Пэна.

Моторола Четвертого Пэна, как и все прочие моторолы, которыми пользовался Общий Пэн-департамент, был сравнительно маломощен, имел всего четыре действующих пирамиды интеллекторов, причем основная их интеллектуальная мощь оставалась, как правило, невостребованной - на самом деле, любому Пэну за глаза хватило бы и простого бортового устройства.

Это было неправильно, однако при последнем генеральном переоборудовании, за двадцать лет до описываемых событий, Департамент, несмотря на все рекомендации, на бортовых моторол не соглашался; те были менее престижны, чем четырехпирамидные, а в битве с розыскниками за дотации это имело очень большое значение. По прикидкам Пэн-коллегии, большой заказ на бортовые моторолы мог привести даже к нежелательной смене ее министра.

Тогда партия четырехпирамидных моторол победила, выставив главным доводом необходимость обеспечить как можно больший запас надежности Пэнов. Адвокаты Пэн-коллегии с легкостью отмели возражение Деп-розыска о том, что нет на свете человека, способного переиграть бортового моторолу, а, стало быть, и нечего заводиться. Не повлияло на решение и то обстоятельство, что тезис о невозможности для человека переиграть бортового моторолу был вынесен на основе моторольных экспертных оценок, а моторола, как известно, непогрешим.

Сейчас четырехпирамидная партия, если бы таковая существовала, могла бы торжествовать - люди, способные вступить в противоборство с моторолами, появились, и в немалом количестве. Одним из них, может быть, самым лучшим, был Доницетти Уолхов, несколько раз арестовывавшийся за намеренную порчу моторол высокого уровня, признанный преступником первой категории и потому удостоенный чести иметь собственного персонального детектива, о котором потом.

Простой четырехпирамидник был для Дона легкой добычей - именно поэтому Пэн-Министр Урзус Басилио Патикум-Грит пошел на конституционное нарушение и запретил Дону общение с моторолами на полный срок заключения. Дон теоретически мог апеллировать в кучу инстанций, но практически у него не было ни единого шанса - таких, как он, в инстанциях ненавидели еще больше, чем моторол. Причем ненавидели открыто и с полным правом.

Их называли новыми хнектами, их называли "геростратиками", в глазах всего мира они были преступниками наиопаснейшими; их проклинали, их ненавидели, ими - что, в общем, понятно, - бессознательно восхищались.

Большинство хнектов Дон, как правило, и сам презирал - свои таланты, свои знания они тратили на то, чтобы намеренно делать людям гадости, желательно исподтишка. Дон вел свою войну с моторолами по идейным соображениям. Люди сами должны решать свои проблемы, считал он, а тепличная жизнь под сенью моторол может привести только к их вырождению и неминуемому вымиранию. Хотя иногда, в проблемные минуты, он вдруг приходил к мысли, что ничем не отличается от тех, кого презирает - ничем, даже намерениями. Опять-таки очень смущали Дона любые идейные соображения, даже собственные.

Последний приговор был особенно суров. Ассоциация планетных моторол в своем Обращении выразила Верховному суду Анды, планеты, где побуйствовал Дон, "глубочайшую признательность и полнейшее понимание". Судьи, надо думать, тайно поморщились; во всяком случае, никак официально на Обращение не отреагировали. Это был тот самый случай временного перемирия в подковерной и оттого особенно яростной войне лидеров человечества и представителей надынтеллекторного сообщества. Уолхов разозлил судей даже не тем, что напрочь испортил только-только обновленного моторолу Анды и на неделю лишил планету энергетических источников (о транспортном и информационном хаосе речь даже и не шла, разве что во вступительном слове главного обвинителя); их разъярило то, что преступник, уже "поставленный" на персонального детектива, уже дважды им тут же отлавливаемый, то есть не имеющий ни малейшего шанса избежать наказания и прекрасно это осознающий, несмотря ни на что принялся за старое, причем в особо жестокой и циничной форме. Оставалось утешаться тем, что никто из подопечных испорченного моторолы все-таки не лишился жизни. Судьи даже представить себе не могли, что отсутствие смертей - не удивительная случайность, а результат точного и кропотливого расчета, предварительно произведенного Доном. Дон, в свою очередь, тоже помалкивал - во избежание пропаганды своих ноу-хау и понимая к тому же, что даже если ему поверят, то наказание от этого не уменьшится, уж слишком сильно он разозлил андиан.

Четвертый Пэн, несмотря на восьмидесятипроцентную загруженность, казался пустым. Это тоже было следствием программы предосторожностей, предпринятых моторолой, которого изрядно испугало появление такого мощного противника.

Ни один человек на свете не может сравниться по уровню логического мышления даже с самым слабеньким моторолой. Ни один человек на свете даже близко не может подойти к пониманию основных процессов, протекающих в интеллекторных пирамидах моторолы. Единственное, что доступно человеческому уму - базовые принципы емкостного мышления. И единственное, в чем человек может вступить с моторолой в соревнование, - интуиция, короче говоря, нюх.

Интуиционные механизмы человека и моторолы разнятся кардинально. В подавляющем большинстве случаев интуиция моторолы на много порядков превосходит человеческую. Однако - на этом строится вера в Бога, этим объясняется патологический атеизм всех без исключения интеллекторных существ - у очень редких людей интуиция по невыясненным до конца причинам позволяет им порой глубже и точнее проникать в суть вещей и (как гласит "секретная формула Счастливого Пэдди" - одного из первых хнектов-разрушителей, создателя общества Мамма-Г) конструировать правильные события.

Дон умел конструировать правильные события. Именно это его умение пугало моторолу Четвертого Пэна. Он старался сделать так, чтобы Дон не имел возможности свое умение проявить. В нарушение законов моторола пресек все свои контакты с новым узником. Он также предпринял несколько других шагов - в частности, постарался свести к минимуму контакты Уолхова с другими постояльцами Пэна.

Первые недели заключения Дон находился в полной изоляции. Куда бы он ни пошел, там было пусто. Если он направлялся в спортивный зал, за пять минут до того все находящиеся там заключенные вдруг находили себе срочные дела (подсказанные, естественно, моторолой) и разбегались в безумной спешке. Если Дон просто шел по коридору апартаментов, заключенные, следуя настойчивому совету моторолы, либо запирались с намерением никому не открывать, либо убегали по незначительному поводу или вообще без него. Даже танцзал узаконенного "мягкого нарко" в часы, назначенные для игр, мгновенно пустел, если туда вдруг направлялся Доницетти Уолхов. Моторола, даже такой, всего лишь четырехпирамидный, тоже умел конструировать правильные события. Ему это было легко - практически любой человек верит мотороле как Богу. Человек - Хозяин Мира, но, божежмоечки, как сильно этот хозяин стремится подчиняться своим рабам.

Дон про себя многообещающе усмехался, а наружно имитировал сильную нервозность.

Отсутствие непосредственного контакта с моторолой, как уже говорилось, было нарушением Конституции Ареала - Дон, даже из тюрьмы, вполне мог возбудить судебный процесс со стопроцентной вероятностью его проиграть.

Все, правда, пошло бы по-другому, если бы в результате данного конкретного конституционного нарушения заключенный Доницетти Уолхов перенес физическую или психологическую травму - в таком раскладе в игру могли бы включиться другие департаменты, что привело бы, как минимум, к смене моторолы и начальства Четвертого Пэна, а как максимум к признанию приговора Уолхову недействительным, а это затронуло бы и другие департаменты.

И Дон, уж будьте спокойнички, прекрасно такой расклад понимал. И еще одну вещь он понимал совершенно точно - ни при каких обстоятельствах моторола не может оставить без контроля ни одного из своих подопечных. Другими словами, за всем, что делает заключенный, за всем, что он говорит, моторола, хочет он того или не хочет, пристально обязан следить. А это есть пусть односторонний, но все же канал контакта и, следовательно, возможной битвы, результат которой никто предсказать не в состоянии.

Именно поэтому Дон изображал нарастающую нервозность. Именно поэтому он как можно меньше спал, как можно больше рыскал по Пэну в поисках собеседников, как можно убедительнее изображал приближение сильного нервного срыва.

Наконец, в момент, угаданный с большой точностью, он вскочил с кровати голый, с безумным взглядом, раскинул руки в стороны и с истошностью завопил:

- Моторола Преступный! Ты меня слышишь? Ты не имеешь права оставлять меня в одиночестве! Они задавят меня, если я буду один, ты не можешь этого не понимать! Мне нужен кто-то, моторола, кто-то, с кем я могу разговаривать, иначе я труп!

И упал, и в истерике натурально забился.

Моторола, к тому времени уже немного подпорченный (речи и неадекватная мимика заключенного, которую он, хочешь, не хочешь, старался разгадать – неважно, что он догадывался об их причине, - повысили ему общий индекс нерешительности), по размышлении согласился. И на следующий день стат-командер Артур де-Ново, изображающий супернасильника по имени Андрато де-Никс, был застигнут Доном в стеклотеке. После чего оба направились в Земной клуб, взяли по коктейлю и уединились в Парном Кабинете Для Музыки.

- Дон, - сказал Дон, чуть наклонив голову.

- Андрато. Можно просто Артур, - сказал стат-командер, в знак приветствия тоже кивнув старательно.

Дон положил голову на левое плечо, издевательски подмигнул и сказал:

- А! Предотвратитель малолетних.

Стат-командер, который вообще-то боялся Дона, ничего не понял и испуганно огляделся.

- У меня другой пункт. Вот не надо. И вообще - что такое предотвратитель?

- Извини, - сказал Дон, неестественно улыбаясь. - Это у меня шутки такие, кабальеро данутсе.

Что такое "кабальеро данутсе", стат-командер тоже не знал. Не знал этого и пэновский моторола, хотя вздрогнул, как бы в воспоминании.

- Нет, я ничего, - продолжал Дон. - Ты, вообще-то, приятен. Ты не обращай внимания. Это просто другая лексика. Мы с тобой очень мило поговорим.

Они поговорили и скоро стали друзьями. Очень хорошо помня о своем задании, стат-командер Артур де-Ново, оказался, тем не менее, Доницетти Уолховом покорен и сказал себе тайно, что вот выйдет когда Дон законно из Пэна, я для него все сделаю, чтоб с ним дружбу сохранить и чтоб было все для него хорошо.

Разговоров между Доном и стат-командером состоялось несколько, и в каждом основным разговорщиком становился Дон. Причем в каждом разговоре он подпускал всякие непонятные словечки типа "кабальеро данутсе", чем настораживал стат-командера и пугал моторолу.

Стат-командер сообщил о странностях нового заключенного по инстанции, Сторс забеспокоился, но выставлять себя прежде времени дураком не захотел, тревоги не забил, а для начала начал наводить справки. Он выяснил, что любовь к странным, невпопад, словечкам обнаружилась у Дона давно, сразу же после хирургического вмешательства, связанного с подключением преступника к его персональному детективу. Обращаться по этому поводу к Врачу Дон категорически отказался. Коннет Аршелл, давнишний приятель Сторса, сказал, что, по-видимому, психические нарушения у Дона прогрессируют - он очень странно вел себя в вегикле, тоже все время какие-то несвязности бормотал. "Очень может быть, - заметил на это Сторс, - что тут элементарная симуляция, один из пунктов его подготовки к побегу".

Сторс был и прав и не прав. Речевые странности Дона действительно являлись главным пунктом его подготовки к побегу, однако ничего общего с элементарной симуляцией не имели. Скорей их можно было назвать симуляцией симуляции. Главная же цель Дона заключалась в расшатывании пирамид моторолы, в своеобразном его перепрограммировании, сведении его с ума.

Нет на свете идеального моторолы, точно так же, как нет на свете идеальных людей. В стройных, необъятных пирамидах умопомрачительного, принципиально непознаваемого мозга моторолы таится множество мелких погрешностей, незаметных логических шершавостей и заусенцев, которые никак и никогда себя не проявляют и которые даже самому мощному моторольному Врачу невероятно трудно убрать. Моторола привыкает к ним, перестает замечать, а само их наличие относит к драгоценной для него индивидуальности.

Именно на существовании этих шершавостей Дон и строил свою стратегию войны с моторолами. Он понимал, что может применить ее только однажды; основывалась она (точнее, могла основываться) на кропотливо построенных рядах словесных и мимических несуразностей. Мимику, к сожалению, Дон в полной мере применить не мог - она была доступна разве что актеру с хорошо тренированным лицом, да и разработка мимических рядов требовала иной, почти нечеловеческой квалификации. Словесные же игры были ему доступны. С их помощью он и собирался покинуть Пэн-4 раньше отведенного приговором срока.

Никто ничего не замечал, к странностям нового заключенного постепенно начали привыкать. Один только раз моторола немного забеспокоился, обнаружив сразу два захандривших интеллектора, занимавших места в критических звеньях. Однако даже они могли быть в любой момент заменены свободными интеллекторами, поэтому больных интеллекторов моторола направил в лечебную директорию и тут же о них забыл.

Естественно, что ни о каких реальных передвижениях внутри мозга моторолы речь не идет. Под передвижениями здесь подразумевается только перестройка связей между интеллекторами. Однако и этот шаг при умелой подготовке "шершавостей" может дать много - как раз в этом Дон был очень силен. Связи между интеллекторами в пирамиде необычайно многочисленны, и вообще-то вырвать просто так интеллектора с места, которой он занимает, невероятно сложно. Моторола по сравнению с человеком - супергений. Подобные комбинаторные задачки для него даже задачами не являются. Он просто говорит себе - надо переставить этот интеллектор в то место. И переставляет.

Именно здесь его слабость. Он не задумывается, он не "прощупывает" всех тех связей, которые рвет и которые надстраивает. Он даже микросекунды не тратит на само действие. Фактически он передоверяет решение этой сложной задачи множеству интеллекторов, которые и в идеальном-то состоянии представляют собой личности со множеством супердостоинств и, естественно, с таким же множеством продолжений этих достоинств - недостатков. Вмешательство Дона, его словечек, точно подобранных, было рассчитано на то, что просто хотя бы по закону больших чисел они обязательно воздействуют на сколько-то плохо подогнанных интеллекторов и не то чтобы выведут их из строя, но незаметно к такому выходу станут подводить. А уж когда произойдет эта неприятная для всех интеллекторов пертурбация, она вызовет множественные разрывы старых связей и множественное возникновение новых, вследствие чего выход из строя множества интеллекторов стопроцентно гарантирован.

Выход из строя множества интеллекторов даже для четырехпирамидного моторолы - тьфу, та же самая неполная микросекунда. На самом деле он даже не думает об этом; за него все решают интеллекторы его же собственных пирамид. Если очень грубо прибегнуть к аналогии между человеческим и моторольным мозгами, то процесс решения проблемы с вышедшими из строя интеллекторами решается у моторолы на уровне подсознания. Однако словечки Дона, странные и не странные, причем расставленные в определенном порядке, это самое "подсознание" радикальным образом портят. Поэтому результат получается совсем не такой, которого моторола хотел.




  • 1
А где можно прочитать остальное?

Пока нигде. Я послал роман кое-куда по издательствам, и Сережа Соболев собирается напечатать у себя в Липецке том наподобие "Полета сквозь Солнце", но что там получится, я не знаю.

Re: Пока нигде

Жаль... Ваши вещи цепляют с самого начала, интригуют и не отпускают, пока не дочитаешь :-))) Я давняя Ваша поклонница с тех самых пор, как прочитала Танцы мужчин. У меня остались, если можно так выразиться, готические впечатления, скорее в смысле зрительном - строгие, вытянутые в длину, обращенные в небо красивые воспоминания :-)))

Владимир Валерьевич, прочитанное начало вызывает впечатление очень серьёзного произведения, по своей значительности равного или даже превосходящего "Танцы мужчин". Тем более, что сопутствующая информация повествования граничит с современными эзотерическими сведениями, порой так сильно, что вызывает предчувствия раскрытия давно волнующих тайн мироздания. С глубокой благодарностью выражаю надежду на скорейшую публикацию!

Re: под впечатлением

Ого! Спасибо! Правда, ничего эзотерического я в виду не имел, но если Вам удастся прочитать этот роман целиком (что маловероятно, меня что-то издатели активно не любят), Вы, пожалуй, даже и не согласитесь со мной. Но это Ваши дела. Еще раз спасибо.

ну и пусть себе не любят

Владимир Валерьевич, нам-то, простым читателям, не очень понятны Ваши с издателями взаимоотношения. Казалось бы, при таком безрыбье русских фантастов, не говорящих глупости, издатели должны драться и за менее именитых авторов, а тут - такое серьёзное Имя в русской фантастике, и вдруг - никак не ангажирован... Я когда прочитал в Вашем блоге фразу "не подскажете, где бы издаться" - готов был реально расплакаться, я это без всяких гротесков говорю. До того дня я был вполне себе оптимистичным человеком, но тут стало окончательно ясно: тупая и немытая торгашня, прям с базара, достигла сокрушительного доминирования во всех сферах российской действительности. Вот и издательское дело захватила уже полностью. Но тут нужно отметить и совершенно другие, параллельные тенденции, происходящие в социуме, причё глобально по всему миру. Людям наскучило ходить в магазины и покупать физические носители информации. Ну, то есть как наскучило... это было бы лукавством, скорее верно сказать - вкусили такое новое благо цивилизации как (полное) упразднение дистанции между производством любого блага - материального или культурного, - и местом потребления, то есть домом. Обретя возможность всё заполучить прямо на дом, люди перестали ходить за продуктами, а культурные ценности стали просто брать из интернета. Сейчас это довольно стихийный процесс и пока все не наиграются в полную вседоступность, порядка ждать не стоит. Но следущий виток издательского дела уже разворачивается именно там - в интернете, и за виртуальными магазинами реальное будущее. Сразу же и заранее соглашусь, что сама мысль о бестелесном и виртуальном существовании литературы Вам скорей всего покажется противной до отвращения - "то есть как это книгу не подержать в руках, не полистать шуршащие страницы", - я столкнулся с такой реакцией, предлагая "цифровые" книги знакомым и родителям, но по себе уверенно скажу, что разницы глубины восприятия текста, читаемого с листа или с экрана на самом деле нет. Художественный текст захватывает одинаково. И раз уж даже такой инертный и усреднённый представитель своего поколения как я наконец пришёл к мысли, что авторов замечательной музыки или книг готов поощрять материально, минуя кучу ненужных посредников и эту гадкую туалетную бумагу с лопающимися клеевыми переплётами издательства АСТ, то процесс скорей всего уже почти дозрел до нужной кондиии, и наверно писателям уже имеет смысл смелее поглядывать в сторону электронных магазинов, торгующих книгами. Виртуальными книгами. Я бы Вашу книгу в электронном виде как читатель купил бы уже сегодня :-) Простите за злоупотребление Вашим терпением и вниманием. И ещё раз огромное спасибо за Ваши труды и талант!

Помимо новых ошибок и опечаток считаю необходимым добавить один нюанс - небольшой, но очень важный. Сложилось хорошее впечатление, что книжными изданиями в виртуальной среде занялись большей частью совсем другие люди, а не прежние неповоротливые повелители целлюлозы. Специфика разная, стало быть и люди тут логически другие. А сетевая демократия пока ещё такова, что любая предпринимательская неискренность немедленно отвергается сетевым сообществом в самой грубой и негламурной форме. Это хорошие селекционные условия.

Edited at 2012-11-08 12:51 am (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account